Недвижимость Москвы и Московской области СНИМУ КВАРТИРУ | КУПЛЮ КВАРТИРУ | СНИМУ ДОМ/УЧАСТОК | КУПЛЮ ДОМ/УЧАСТОК | СНИМУ ОФИС | КУПЛЮ ОФИС Агентство недвижимости
Недвижимость Москвы и Московской области СДАМ КВАРТИРУ | ПРОДАМ КВАРТИРУ | СДАМ ДОМ/УЧАСТОК | ПРОДАМ ДОМ/УЧАСТОК | СДАМ ОФИС | ПРОДАМ ОФИС Агентство недвижимости
Агентство недвижимости "МаНС"  
Агентство недвижимости "МаНС"
 
   

Оплата услуг

Все способы оплаты
Правила и возврат

Услуги агентства "МаНС" Наша компания имеет честь предложить Вам такие востребованные на рынке услуги как оценка недвижимости и оформление...
  подробнее...
Поиск недвижимости по станции метро Для удобства клиентов введена система "Поиск по метро" — отличная возможность найти интересующую Вас недвижимость по метро...
  подробнее...
Законодательство от юриста Законодательство об объектах недвижимости: статьи из Гражданского кодекса о земле, договорпродажи недвижимости, информация для наймодателя и нанимателя...
  подробнее...
Вакансии Вы трудолюбивы и ответственны? Профессионал в своем деле? Тогда добро пожаловать в дружную семью сотрудников компании "МаНС недвижимость"!
  подробнее...
КУРСЫ / ПОГОДА
КУРС $/€: 
ПОГОДА в: 
СТАТИСТИКА САЙТА
01.07.2010

Почему в Москве не работает закон о культурном наследии?


Сегодня мы постоянно слышим о том, как чиновники Москоманаследия во время очередного сноса исторических строений в один голос утверждают, что сносимые здания «не представляют культурной или исторической ценности». В частности, в связи с последним громким сносом в Кадашах, чиновники комитета объявили, что сносимые постройки, не обладают таковой ценностью. В последнее время общественность, а вместе с ней простые и не самые простые граждане, стали еще более открыто высказывать свой протест относительно градостроительной политики города. Экспертами все чаще поднимается вопрос о запрете на снос любых исторических зданий столицы как это практикуется во многих европейских городах. В связи с нарастанием общественного недовольства RealEstate.ru решил задать ряд насущных вопросов власти, оппозиции, общественности и бизнесу о том, почему в Москве не работает закон «Об объектах культурного наследия народов Российской Федерации»? И как повысить роль экспертов, общественности и самих граждан в решении судьбы культурного наследия?

Председатель Совета федерации Федерального собрания Российской  Федерации Сергей Миронов:

В России, к сожалению, очень плохо работают многие законы. Это касается и Закона о культурном наследии. И в Федеральном законе, и в московском законе достаточно убедительно прописаны многие нормы и правила, которыми нужно руководствоваться при решении проблем, с которыми сталкивается Москва. Хотя и в этих законах есть существенные недочеты и нечеткости, которые используются чиновниками и организациями, отвечающими за реконструкцию и новое строительство в Москве. Однако главное, это не плохие законы, а их правоприменение. Так, например, в Москве, как впрочем и в других городах России, под предлогом выполнения программы "ветхое жилье" нередко сносят многие ценные постройки и на их месте возводят либо их копии, либо абсолютно новые сооружения. Для того чтобы их действия были убедительны, они используют самые различные рычаги давления. Особо следует отметить возможность чиновников манипулировать экспертным сообществом, что позволяет им найти нужных людей или даже организации, которые с удовольствием подтвердят, что данное сооружение не имеет историко-культурной ценности или находится в столь ветхом состоянии, что его уже невозможно сохранить. Именно с этим мы сталкивается в Кадашах. И, конечно, самое главное, против чего очень трудно противостоять чиновникам, это стоимость земли в центре Москвы, привлекательность этих земельных участков для нашей страны рыночным отношения, которые еще далеко не в полной мере соответствуют требованиям к ним в демократическом обществе. И поэтому, пользуясь отсутствием развитого гражданского общества, чиновники и бизнесмены наносят непоправимый урон культурному наследию Москвы.

По поводу запрета сноса памятников в Москве. Все это прописано в федеральном и московском законах. В статье 61 Федерального закона говорится о том, что "за нарушение Федерального закона должностные лица, физические и юридические лица несут уголовную, административную и иную юридическую ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации". Кроме того, в этой же статье написано, что "лица, причинившие вред объекту культурного наследия, обязаны возместить стоимость восстановительных работ, а лица, причинившие вред объекту археологического наследия, – стоимость мероприятий, необходимых для его сохранения, указанных в статье 40 настоящего Федерального закона, что не освобождает данных лиц от административной и уголовной ответственности, предусмотренной за совершение таких действий".

Поэтому здесь стоит вопрос не о создании новых законов и о их корректировке, а об очень плохом правоприменении уже существующих. А почему это так происходит, я уже говорил ранее.

Мы уже говорили о раздробленности экспертного сообщества. Я думаю, что одним из важных действий, которые необходимо предпринять, является широкая гласность самого института экспертизы. Страна должна знать своих "героев". Поэтому очень важно знать, кто, например, дал экспертное заключение по Кадашам. Кто из экспертов или представителей научного сообщества считает, что результаты раскопок Ниеншанца, т.е. места, где предполагается построить башню Газпрома в Санкт-Петербурге, не позволяют поставить вопрос о музеефикации этого объекта. Что же касается общественных организаций, то их активность зависит от них самих. Пример Кадашей и деятельности Архнадзора, участия общества в решении проблемы нового строительства в Санкт-Петербурге, свидетельствует о том, что в стране опять роль наследия становится актуальной, причем не только в ее культурном аспекте, но и в политическом, заметно усиливается роль наследия. Этому кстати, может способствовать и те поправки, которые вносятся в Закон о культурном наследии, касающиеся общественной экспертизы. Конечно при условии ее гласности и доведении результатов этой экспертизы до широкой общественности.

Москововед, координатор общественного движения «Архнадзор» Рустам Рахматуллин:

Если бы федеральный закон в Москве не работал совсем, мы бы уже потеряли старый город. Вопрос в том, почему он не сработал в Кадашах. К этой ситуации относятся статьи закона о порядке включения памятников в реестр, о режиме зон охраны и о порядке проведения работ в их границах.

Включение памятника в реестр предполагает его научное выявление. Специалисты и все желающие направляют в региональный или федеральный орган охраны памятников заявки об обнаружении «признаков объекта культурного наследия». Заявки подвергаются историко-культурной экспертизе, после чего орган охраны принимает решение об отнесении объекта к перечню выявленных памятников и готовит решение регионального или федерального правительства о включении памятника в единый государственный реестр.

Пропускаю подробности этой работы по интересующему нас владению, а итоги таковы: выявленным памятником стали только палаты Оленевых (Большая Ордынка, 14, во дворе). Дом дьякона и корпуса Колбасной фабрики не получили охранного статуса. Здесь три проблемы – давление инвестора на орган охраны и качество экспертизы. С давлением все понятно, как и с самим органом. Что касается качества экспертизы, то в процессе сносов мы находим стены XVIII века и археологию XVII века – там, где эксперты не нашли ничего. Кроме того, открываются обстоятельства историко-мемориального характера. Так, владелец Колбасной фабрики Николай Григорьевич Григорьев, уморенный голодом в 1923 году, прославлен в Ярославской епархии как новомученик. Несколько дней назад «Архнадзор» направил в Москомнаследие заявку о признании остатков фабрики памятником.

Требования закона, регулирующие деятельность в зонах охраны, были попраны откровенно и неоднократно. Сначала – в 2002 году, когда утверждался проект шестиэтажного комплекса «Пять столиц» и выпускалось соответствующее постановление правительства Москвы. Затем – на наших глазах, когда на участке начались сносы. Дело в том, что закон запрещает любые работы в охранной зоне, кроме регенерации (воссоздания) утраченных элементов исторической среды. Несколько лет мы убеждали правительство Москвы, что считать шестиэтажный дом регенерацией Кадашей невозможно. В прошлом году нас услышали. Теперь мы пытаемся объяснить, что невозможно считать регенерацией снос уцелевшей исторической застройки.  

Закон не предусматривает снос памятников. Но статусный памятник может быть исключен из государственного реестра решением федерального правительства. Так поступил бывший премьер Михаил Фрадков с внутренними корпусами Средних торговых рядом на Красной площади. Выявленный памятник может быть исключен из временного перечня решением регионального органа власти. Кроме того, в законе существует понятие «предмет охраны», открывающее простор для манипуляций на уровне органов охраны и экспертов. То есть вроде памятник, а охраняется одна стена.

Если говорить не о памятниках, а о законодательном запрете на снос любых исторических зданий, то эта идея приобретает все большую популярность. Но тут вопросов больше чем ответов. И первый из них – где положить хронологическую границу «исторического». 1917 год? Или уже 1950-е годы?

Если эксперты и общественность не настоят на собственной значимости, никто не сделает этого за них. Сейчас общественность и независимые эксперты активны, как никогда. Вопрос в том, как оформится эта активность в законе – и на уровне структур правительства Москвы.

В законе о наследии нет статьи об общественной экспертизе, а в экологическом законодательстве она есть. Права граждан и общественных организаций сформулированы декларативно, что позволяет судам отклонять иски о бездействии государственных органов и о ненадлежащем использовании памятников. Общественные слушания по проектам застройки, предусмотренные Градостроительным кодексом, не носят юридически обязывающего характера, а правом голоса обладают только жители районов, где ведется проектирование. Общественные и экспертные советы не предусмотрены законом, их существование зависит от доброй воли региональных правительств.

У Лужкова есть Общественный градостроительный совет, у главного архитектора есть Экспертно-консультативный общественный совет (ЭКОС), Москомнаследие то учреждает, то распускает свой Историко-культурный экспертный совет (ИКЭС). Однако советники советуют, а решения принимают начальники. Советы оказываются ширмой вандальных решений.

По моему глубокому убеждению, при нынешнем правительстве Москвы этот порядок не изменится. 

Председатель Российской объединённой демократической партии «Яблоко» Сергей Митрохин: 

Здесь несколько проблем не только с московским, но и с федеральным законодательством. Во-первых, кто сегодня определяет, что является памятником, а что нет? Чиновники. В лучшем случае для этого привлекаются специалисты. Однако в этом случае специалист принимает решение, исходя из своих элитарных воззрений. А помимо него еще есть жители, которые органично живут в данной исторической среде, для которых она является ценной, и их мнение игнорировать никак нельзя.

Мы пытались внести поправки в закон, предусматривающие право граждан обращаться в Мосгордуму с тем, чтобы включать в перечень объектов культурного значения те или иные здания и тем самым участвовать в формировании реестра памятников. Естественно, наше предложение было отвергнуто депутатами от «Единой России» с известной для таких случаев формулировкой «пусть этим занимаются профессионалы».

Во-вторых, сегодня, несмотря на наличие законодательной базы, запрещающей проводить какие-либо работы над памятников, за исключением реставрации, памятники защищены очень слабо. Если есть памятники, значит нужно, чтобы территория вокруг них была неприкасаемой. Нужно, чтобы понятия «памятника» или «ценного объекта исторической среды» обладали четким правовым статусом, а не были бы лазейкой для чиновников и бизнеса. Сегодня все эти понятия носят условный характер, реставрация на деле подменяется реконструкцией и регенерацией, не оставляющей от реального памятника камня на камне. Поэтому в отношениях с исторической средой должна действовать абсолютно четкая терминология. Территория центра Москвы и других исторических городов России должна иметь до сантиметра вымеренные охранные зоны. Пока же памятники культуры многих наших городов представляют собой памятники безкультурия наших чиновников.

В-третьих, нужно максимально связать руки чиновникам, принимающим решения относительно исторической застройки. Не должно быть никакого произвола чиновников. Приниматься решения должны только после проведения публичных слушаний, которые также должны иметь четкий регламент и сложный механизм, затрагивающий все заинтересованные стороны. Все проекты должны проходить общественные слушания. По нашему мнению, если больше 2/3 участников на слушаниях высказались против, проект отправляется на доработку. Существующий ныне Общественный совет при мэре Москвы никаких полномочий, по сути, не несет. Сюда приходят эксперты, высказывают свое мнение, а решения принимаются не зависимо от них. Да, и кто приходит на слушания – все те же приглашенные по списку чиновники и в лучшем случае жители окрестных домов. Когда как многие проекты в центре Москвы касаются не только местных жителей, но зачастую всех москвичей и россиян. Поэтому публичные слушания должны быть максимально открыты для большого числа людей, механизм принятия решения на них должен быть многоуровневым и ориентироваться на общественное мнение.

Генеральный директор KR Properties Сергей Калинин:

За последние десятилетия облик Москвы претерпел значительные архитектурные изменения, и было неправильно в этом видеть только отрицательную тенденцию. В целом, Москва становится все более современным городом, одновременно сохраняя культурно-историческое своеобразие и уникальность. В Москве у всех действующих законов, в том числе и у закона №73 запрещающее действие, но совершенно нет документов, которые бы регулировали реконструкцию и процесс восстановления исторических памятников.

Для того чтобы сохранить внешний исторический облик столицы, необходимо законодательное регулирование, которое не только уберегало бы оставшиеся памятники архитектуры от «современной» реконструкции, но и регулировало строительство новых зданий в традиционном историческом стиле, принимая во внимание богатый исторический опыт столицы.

В настоящее время, к зданиям, располагающимся в пределах Садового кольца, предъявляются достаточно жесткие требования и ограничения, в том числе касающиеся и архитектурных решений. В то же время назвать любой старый дом памятником было бы неправильно, поскольку это только мешает развитию города и таких случаев много.

Памятники нужно реставрировать, но необходимо различать понятия реставрации и реконструкции. 100% современная реставрация объекта говорит о том, что это здание можно использовать только как музей. Но если здание полностью утратило свою конструктивную прочность и не может быть восстановлено путем замены отдельных элементов, принимается решение о его воссоздании методом полной разборки и замены всех элементов, пришедших в негодность. Ни одно здание 100  летней давности не сможет удовлетворять современным потребностям города. Но в каждом конкретном случае решение по сносу или реставрации исторического объекта должно  приниматься индивидуально.

Беседовала Ирина ФИЛЬЧЕНКОВА

ПОИСК НЕДВИЖИМОСТИ ПО МЕТРО Экономьте своё время! Мы предоставляем Вам эксклюзивную возможность поиска интересующей Вас недвижимости по метро подробнее... СЕЗОННЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ Сдаём коттеджи и квартиры для проведения корпоративных и частных вечеринок. Предоставляются специальные услуги ДЛЯ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН: переводчик, встреча в аэропорту, предоставление в наём квартир или коттеджей от суток и на любой срок. При встрече предоставляется подробнее...
Поиск недвижимости по метро Сезонные, эксклюзивные и VIP-предложения

ПОЧЕМУ ВЫБИРАЮТ НАС

Весь спектр услуг, существующих на рынке недвижимости. Все виды операций с недвижимостью на первичном и вторичном рынках жилья. Услуги по ипотечному кредитованию физических лиц. Операции с коммерческой недвижимостью. Предоставление VIP-услуг для иностранных граждан. Предоставление квартир или коттеджей от суток и на любой срок и многое другое...

Разработка, дизайн, поддержка: Snowball Design-Studio © 2010 | Все права защищены